ДЛЯ ПРОЕКТА ЮРИЯ ЕЗЕРСКОГО "РОДНИКИ КРЫМА"
РОДНИК КОБАДАН-СУУЧХАН (№ 10), северный склон г.Мангуп
источник - N 44°35'40.1''/ E 33°47'49.7''/499 м над у.м.
труба - N 44°35'40.0''/ E 33°47'49.0''/494 м над у.м./WGS-84

Этот малоизвестный источник не попал на топокарты и почти не отмечен в работах археологов и историков, много лет ведущих исследование древнего Мангупского городища. Однако, ряд исторических сведений о нём, всё-таки, имеется. Постараюсь их перечислить.
В 1823 года были опубликованы дорожные заметки путешествовавшего по Крыму литератора, публициста и государственного деятеля Ивана Матвеевича Муравьева-Апостола (1768–1851) "Путешествие по Тавриде в 1820 годе". Был он и на Мангупе. В описании спуска с Мангупа благодаря упоминанию об источнике и караимских гробницах, узнаётся овраг Табана-дере:
ПИСЬМО XIII.
Я вышел из Мангупа с северо-восточной стороны и по крутому, лесом покрытому оврагу, спустился тропинкою столь трудною, что проводник мой, пустил лошадей по их произволу следовать за нами, пошёл и меня за собою повел пешком. Спуск сей, кроме крутизны, затруднителен ещё и по многим рытвинам, произведённым источником, вытекающим из вершины горы и стремящимся по оврагу в долину. В половине горы я проходил по лощине усеянной гробницами, коих вид доказывает, что тут было кладбище Караитов и многочисленность оных, что Жиды сии долго обитали в Мангупе."
Самое интересное, к тексту прилагается утрированная схема Мангупа, где лучше других прорисован один из оврагов северного склона. Создаётся впечатление, что нарисован овраг Гамам-дере, но добавлена гидрография оврага Табана-дере с ручьём, питаемым двумя родниками. Они обозначены литерами "О" и в изъяснении называются "Источникъ":

И.С. Андриевский в очерке "Развалины Мангупа" для сборника "Одесский альманах на 1840 г., Одесса, 1839 г., рассказывая про пещеры т.н. Северного монастыря, упоминает про какой-то фонтан в пещере:
"... Подземные жилища находились и по обрывам городской площади, где местность позволяла. Некоторые из них были двухэтажные, как, например, то, которое видно в скале лощины еврейского кладбища. Первый этаж, составлявший круглую комнату, соединялся ступеньками, по темному проходу, со вторым, где была более обширная четырехугольная комната, и откуда открывался вид на долину. Видно также одно место, где в пещере был устроен фонтан. ..."
В июне 1833 года Мангуп посетил Петр Кёппен. Мангупская глава в его Крымском сборнике 1837 года построена на переводе описания Мангупа Петром Симоном Палласом. Но один из его комментариев помогают восстановить кое-какую позднюю хронологию жизни Табана-дере:
"... Выдолбленные в камне цистерны, о коих упоминает Паллас, в 1833 г. были засорены. Кожевники там уже не работают, но с 1831 г. Татары стали засевать это место табаком."
аксонометрическое изображение Василия Христофоровича Кондараки
Эту же схему Кондараки позже использует при издании "Новый, обстоятельный путеводитель по Крыму" 1885 г., а описание подъёма по Табана-дере даёт очень сжато и абстрактно, упоминая лишь один родник (SL, авторская орфография частично сохранена):
"... На вершину Мангупа, которая представляет с птичьего полёта нижеследующий вид едут по намеченной нами тропинке по отклону Табана-дере, усыпанному тонкими пластинками отвердевшей глины, чрез пролом древней стены, представлявшей на право старинное караимское кладбище, а с лева источник воды и искуственные пещеры, где прежде занимались дублением кожи. От конца кладбища тропинка подходит к верхней площади Баба-каи и пролегает у основания, довольно хорошо сохранившейся 4-х угольной башни ..."
Кроме того, всё увиденное и услышанное про Табана-дере Кондараки облёк в народное предание "Исай, владетельный князь Мангупа" для издания "В память столетия Крыма" 1883 г., где передана история или легенда заселения караимов на Мангуп:
"... Несколько минут спустя пред владетелем Мангупа стояло пять караимов, которые отличались от туземцев очень немногим и именно шапками, завещанными им для отличия религиозности своей от прочих обитателей Таврики. Они имели вид ермолок, опушенных мехом.
— С приездом поздравляю вас — сказал князь — какими судьбами вы посетили меня?
— Мы давно слышим о том благосостоянии, которым наслаждаются собратья наши под вашим крылом. Не будет ли так милостив властитель, дозволить и нам переселиться к нему? — сказал седой караим, опустившись на колено.
— Где вы живете теперь?
— По реке св. Анастасии или Кальёну ближе к морю. Нам было очень выгодно жить на этой местности, пока Херсонес был торговым городом, но с тех пор, как Византийский император по настоянию дженевезов запретил приставать туда судам, идущим из Константинополя, положение наше с каждым днём ухудшается. При этом окрестности наши начали населяться монголами, с которыми не легко ужиться, так как они грубы и безнравственны.
— Чем же вы будете заниматься в моих владениях и какую принесёте княжеству пользу?
— Мы все почти ремесленники и кожевники.
— В таком случае я позволю вам прорезать себе жилища на Ю.З. окраине Мангупа, но с тем, что ремёслами вашими вы будете заниматься вне городских стен. Там же и будете хоронить ваших умерших.
Хазары начали переговаривать между собою и нашли очень удобным местом для мастерских своих левый скалистый склон под главными городскими воротами, так как около него вытекал отличный источник воды и наконец потому, что это пространство прикрыто было второю крепостною стеною, предохраняющею от внезапного набега неприятелей."
Скалистый мыс, где разместились кожевники-караимы, Кондараки первым называет Чуфут-чагиран (мыс вызова жидов). В его словарике есть и перевод: Чагир - позови. Действительно, если заглянуть в крымскотатарский словарь, найдётся глагол сagirmaq, чагирмак - 1) звать; 2) приглашать.
Однако, в последующих изданиях, посвященных Мангупу, почему-то употребляются непереводимые варианты Чуфут чоарган (Бертье-Делагард "Каламита и Феодоро" 1918) или Чуфут-чеарган (Репников "Материалы к археологической карте Юго-Западного нагорья Крыма" 1939/40 гг.).

Родник на топонимической карте и в реестре топонимов И.Л. Белянского называется Кабадан-Су-Чка. И без вариантов!
В исторических очерках о Крыме В.Х. Кондараки не раз встречаются сюжеты, посвященные Мангупу, караимам и их отношению к оврагу Табана-дере. В восьмом томе "Записки Одесского Общества Истории и Древностей" 1872 г. была опубликована статья "Мангуп-кале", датированная 1868 годом. Помимо интересного описания самого оврага Табана-дере, очень ценным является упоминание про два источника воды:
"... На вершину знаменитого Мангупа я направился с рассветом. Путь наш пролегал оврагом Табана-дере по чрезвычайно крутым отклонам горы, усыпанным тонкими пластинами отвердевшей глины. Когда я заметил проводнику моему, что едва ли многочисленные обитатели Мангупа могли довольствоваться такою трудною и почти невозможною для верховой езды тропинкою — татарин отвечал, что древние обитатели этой местности имели превосходную дорогу, пролегавшую по углублению Аман-дере (оврагу бани), которая ныне во многих местах заросла терном и другими колючими растениями. Овраг этот или скорее название его табана некоторых из археологов, не знающих татарско-турецкого языка, заставлял предполагать о существовании здесь древнего города Тавана (TaВava) указанного Птоломеем в Тавриде, тогда, как слово это в переводе означает подметку или подошву и не без причины, как далее будет сказано, присвоено этой местности, положительно не представляющей никаких удобств для жительства человека. При восходе солнца мы подошли к первой оборонительной стене Мангупа, перепоясывающей весь овраг Табана-дере, которая, начинаясь от края недоступного Чуфут-чагиран-буруна, примыкала к противоположному скалистому выступу Чан-бурун. Стена эта значительно высока и имеет в ширину 1½ аршина и вся почти цела, за исключением  небольшого пространства, чрез которое пролегает тропинка и где вероятно в былое время были ворота. За этою крепостною оградою начинается обширное караимское кладбище, установленное множеством двурогих надгробных камней, большинством сохранивших еврейские надписи ...
Надгробные памятники эти разбросаны на огромном пространстве Табана-дере и подходят с одной стороны к стенам Мангупа, а с другой — к Чан-бурунскому выступу. ...
... К востоку кладбище доходит до 10 корыт, вырубленных в массе известняка, известных туземцам под именем табанов, служивших ремесленникам для выделки кож и сафьянов. Рассказ свой об этом подтвердил мне проводник, указывая на большие кучи пепла пред каждым корытом, внутри и по краям которых я нашел несколько клоков не совсем ещё истлевшей шерсти. Табаны эти расположены в ряд у подножия скалистого выступа Чуфут-чагирана, в виду прекрасных искусственных пещер, служивших приютом для промышленников и в соседстве двух водяных источников, которые, по словам проводника, не иссякают никогда, несмотря на долговременные засухи и то, что вытекают почти из-под уровня верхней площади горы. Случайность эта некоторым образом свидетельствует, что Баба-кая пуста на такое обширное пространство, что можете служить неистощимым резервуаром для двух источников в течение нескольких месяцев. От табанов, по ступеням, нарезанным на каменном выступе, можно взойти на мыс Чуфут-чагиран, ..."
В издании "Универсальное описание Крыма" (Часть 15 , 1875 г., стр. 145) Кондараки ещё раз публикует этот сюжет и дополняет его схемой "Вид на Табана дере и площадь Мангупа". На схеме показаны обрывающийся ручеёк из пещеры и ручей основного родника Табана-дере. Это существенно дополняет неполную информации Муравьева-Апостола:
буквы на плане: О - источники; Р - ручей; S- кладбище
строчка из тетради Игоря Белянского
Однако, сейчас это название ассоциировано с основным родником в овраге Табана-дере, который археологи прозвали "Женским". Но мне кажется, привязка названия Кабадан-су к Женскому роднику ошибочна. Во-первых, надо внимательно посмотреть на карту Белянского. Во-вторых, нужно названию придать более правильное звучание: Кобадан-су-учхан, где Коба - пещера, а словообразовательный аффикс -дан указывает на направленность. Откуда? Из пещеры. Компоненту Су-учхан в крымской топонимии принято связывать с водопадами и летящей водой. Здесь никакого падения нет, а вот грот есть!
"Вода Из Пещеры" отводится старым водопроводом из керамических труб в сторону русла оврага. Родниковый грот малоизвестен. Более известно место окончания (или разрыва?) этого водовода. От этого "фонтана" нужно подняться по склону десяток метров, забирая немного вправо, под нижний ярус скального уступа мангупского плато. На стене грота красной краской нанесена круглая метка и номер родника - 10. Форма грота и водоносной трещины очень напоминает грот "Черепаха" под плато Кыз-Кермена. Вода беззвучно вытекает из вертикальной расщелины и стоит в щебне. Как она попадает в трубу, не видно.
Если от грота сместиться на С и подняться на полку нижнего яруса обрыва, то обнаруживаются прямоугольные ямы, грубо вырубленные в известняковом материке. Очевидно, они из числа тех "10 корыт" в описании Кондараки. Там же можно легко выбраться на луговину мыса Чуфут-Чагиран-бурун ...
Родник наблюдался 23 февраля 2020 г. Вода из обломка трубы холодная и по вкусу не отличается от воды соседних источников.
родниковый грот на правом борту Табана-дере
маркировка на стене грота
расщелина в гроте
водоносная трещина
загадочный рисунок на торце свода пещеры
вода из керамической трубы
здесь впоне мог быть фонтан
одно из корыт-табан
целый ряд каких-то вырубок
Евгений Марков жил, работал и путешествовал в Крыму в 1866-1870 гг. В 1872 году в сборнике "Вестник Европы" (Год 7, Том III, Книга 6) он публикует очерк "Пещерные города Крыма. - Путевые впечатления.", который впоследствии войдёт в знаменитые "Очерки Крыма" 1872 г. и переиздания 1884, 1902 и 1906 гг. При описании Мангупа источники в Табана-дере он называет "ключи":
"... Табана-дере на вершине своей преграждается, как и другие всходы, стеною и круглыми, зубчатыми башнями. Под стенами ещё заметны ключи, копани и бассейны из известняка, в которых караимы мочили свои кожи. Около ключей также видна большая пещера. Стена и башня с этой стороны подверглись большому разрушению. ..."

Другие источники воды поблизости:
1. Родник в овраге Табана-дере (Женский)
2. Родник в овраге Гамам-дере (Мужской)
3. Родники № 4 в гроте МК-29 и № 7 в гроте МК-48 под Ю обрывами
4. Родник Тешик-коба и фонтан т/с Мангуп
5. Родники возвышенности Шулдан
___________________________________
© SL, 2020 февраль
© SL, Моя коллекция родников Крыма