ДЛЯ ПРОЕКТА ЮРИЯ ЕЗЕРСКОГО "РОДНИКИ КРЫМА"
РОДНИК В ОВРАГЕ ТАБАНА-ДЕРЕ, северный склон Мангуп-кале
N 44°35'37.6''/ E 33°47'50.2''/497 м над у.м./WGS-84

Первым детальным картографическим изображением Мангупа, отображающим его гидрографию, можно считать "План старинной крепости называемой Мангуп", которую "снимал и рисовал князь Дашков. 1784 г.":
план Мангупа Полковника князя Павла Михайловича Дашкова
Родник наблюдался 23 февраля 2020 г. Вода, выбиваясь из-под бесформенных обломков известняка, попадает переливом через край в железное корыто. Для набора воды прямо из потока нужно иметь кружку. Здесь обычно много прохожих и отдыхающих. Есть лавочка, чтобы присесть. Есть отвод воды из корыта пластиковой трубкой.

Верхний источник в верховье оврага Табана-дере несомненно является самым сильным среди множества родников и родничков на склонах Мангупа. Поэтому, наряду с другим обильным источником в верховье соседнего оврага Гамам-дере, он активно использовался жителями древнего городища. В средневековье жилые кварталы прилегали к верховьям этих оврагов. Естественно, путешественники прошлых веков знали эти родники, пили из них воду и отмечали их в своих мемуарах.

Вот слова префекта Кафы генуэзца Эмиддио Дортелли д'Асколи, написанные в 1634 г., которые можно вынести в эпиграф всей темы о родниках Мангупа:
"... Манкопа, замок между Балуклавой и Бахчисараем, сильнейший по неприступному положению на горе, края которой высокие скалы в виде стен без уступов; на них можно взобраться только с одной стороны, по извилистому пути, недоступному телегам. Над городом нет ни одной возвышенности, с коей его можно было бы обстреливать; одним словом, это последняя крепость сдавшаяся Турку. Это большой и значительный город на ровном месте, но всего чудеснее то, что в нём и над ним не простые источники, громадные родники, словно бочки, дающие чистейшую и вкуснейшую воду; удивляешься, думая, откуда она исходит, так как кругом одни глубокие ущелья*). И так, здесь проявляется ad litteram всемогущество Создателя, который рёк в пс.103 — Super montes stabunt acque**).
---------------------------------------------
Комментарии сделаны автором перевода А.Л. Бертье-Делагардом:
* - Наверху уединенной скалистой вершины, занятой Мангупом, действительно имеются два довольно обильные родника, существование которых у многих, не привыкших наблюдать местность, возбуждало немалое удивление; в действительности дело гораздо проще, чем то кажется по первому взгляду: плоская вершина горы, значительная размера, имеет две маленькие и, по сравнению с общим видом скалы, едва приметные лощины; но именно в них-то внизу и находятся родники, бассейн которых, т.е. питающая их местность, над ними лежащая, вполне достаточен.
** - Пс. 103:6 «Бездна яко риза одеяние ея, на горах станут воды».
ложбина над родником и подпорная стена, защищающая выход воды
выход воды источника в овраге Табана-дере
Первыми российскими учёными, посетившими Мангуп, были немцы Пётр Симон Паллас и Пётр Иванович Кеппен. Сочинение Палласа "Bemerkungen auf einer Reise in die sudlichen Statthalterschaften des russischen Reichs in den Jahren 1793 und 1794", (Zweyter Band, Leipzig, 1801) содержит описание увиденного на Мангупе. Фрагмент текста Палласа (стр.122) про подъём на Мангуп в переводе П.И. Кёппена приведен на страницах его Крымского сборника "О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических" 1837 г. В нём есть упоминание про описываемый источник:
"... Бугаз Сала (ремарка Кёппена: Коджа-Сала) ... лежит довольно высоко, при подошве горы, на коей стоит Мангупская скала. Отсюда едешь скалистым и лесом поросшим яром, иногда как бы по каменным ступеням, вверх на чрезвычайно высокий мыс, везде почти являющий скалистые обрывы. Достигнув с небольшим двух третей всей высоты, видишь значительный остаток стены, которая была проведена поперёк доступной части яра; она кладена на известке, из тесаного и дикого камня и доведена до отвесной стены сего ущелья. При тропе вероятно находились ворота, которые разрушены вместе с частью стены. Несколько повыше, при крутом скате яра, находится Жидовское кладбище, со многими двурогими надгробиями, свидетельствующими о пребывании этого народа в город Манкупе. — Первой городской стены достигаешь в верхней, топкой части яра, где есть ключ, причиняющий влажность здешней почвы. С левой стороны тут находится пространная пещера с порядочными дверьми, и есть несколько открытых водохранилищ, изсеченных в известковом камне, которыми ныне пользуются сыромятники, Евреи, приезжающие сюда в летнее время из Джуфут-Кале, и употребляющие для выделки кож обретаемые при этой горе во множестве дубильные растения; при чём вода здешняя почитается весьма способною для таковой работы."
Но у Кёппена есть некоторые интересные примечания: впервые объясняется название Табана-Дере и сообщается о посадках табака:
"... доныне большой яр при самом Мангупе носит название Табана-Дере, которое, как говорят татары, дано по находившемуся там кожевенному заводу.
... Выдолбленные в камне цистерны, о коих упоминает Паллас, в 1833 г. были засорены. Кожевники там уже не работают, но с 1831 г. Татары стали засевать это место табаком."

Описания путешественников, во многом схожие, отличаются направлением подъёма и спуска с Мангупа, но иногда интересны именно дополнениями.
Шарль Анри Монтадон, автор первого крымского "Путеводитель путешественника по Крыму" (фр. язык, Одесса, 1834 г., стр.228-229), поднявшись наверх через главные ворота в Капу-дере, покидал плато по Табана-дере и видел только один источник (стр. 228-229):
"... Мы входим в Мангуп-Кале через узкий проём, проделанный между скалой и очень высокой и необычайной толщины стеной. По словам татар, этот проход был закрыт железными воротами, которые можно было открыть только собранной силой в 10 человек. ...
На плато, которое справа от входа, закрытое в нескольких местах высокими крепостными стенами, виднелось множество развалин, старая греческая церковь в руинах, а под ней прекрасный родник, удобряющий табачные поля."
Строчки из очерка "Поездка в Крым в 1836 году" Николая Мурзакевича:
"... Тут в большом числе попадаются гробницы с Караимскими надписями; а ниже кладбища опять тянется крепостная стена, спускающаяся по двум склонам горы. Время и напор горной воды совершенно уничтожили средину стены; в прочих местах она ещё крепка. Не столько удивляешься древности стены, сколько особенно смелому способу её кладки: она по крутым склонам горы построена не уступами, а прямо по косой линии."
Про наличие водопровода по левому борту балки есть запись в рукописи Н.И. Репникова "Материалы к археологической карте Юго-Западного нагорья Крыма" 1939/40 гг.:
"... В 1938 г. во время огородных перекопок на западном склоне Табана-дере, на глубине 0,50 м, обнаружена линия гончарного трубопровода. Зачищено было 5 колен магистрали, подающей ещё и сейчас воду в направлении к нижней боевой стене /Сообщ. Е.В. Веймарном/."

Мне интересно, как в те времена выглядел выход воды источника? Нет ни одного упоминания, что тут был фонтан. Прямо над родником до сих пор видна кладка какой-то стены и ложбина, заваленная обломками известняка.
Писатель, историк и этнограф В.В. Пассек (1808-1842), автор произведения "Очерки России, издаваемые Вадимом Пассеком" (Книга 4, 1840 г.), отмечает желоба и остатки башни:
"... На лево, против самой деревни Ходжа-Салы, расположенной у подножия Мангупа, возвышался крутой мыс; почти на самой его вершине бьет ключ, и вода, сбегая по жалобам с высоты нескольких десятков саженей, струится к деревне.
... На самой вершине посреди развалин и надгробных памятников, мы встретили столетнего старика с дочерью и малюткой внуком. Здесь у него шалаш и огород, и он единственный жилец Мангупа, некогда грозного и многолюдного. Близ его шалаша бьёт ключ и, проточивши себе путь в вершине горы, сбегает в глубину лога. Подле ключа видны остатки башни, под защитой которой он находился.
Недалеко отсюда остались следы Еврейской синагоги ..."
Единственное описание выхода воды этого источника есть в очерке Николая Максимовича Сементовского (1819-1879) "Путешественник (Южный берег Крыма)", 1847 г.:
"... Отсюда уже начиналось укрепление: каменная широкая стена идёт поперек весьма слабо защищенного природою ущелья и примыкает другим концом к отвесной скале этой же горы. Взобравшись несколько выше укрепления находишь двурогие караимские надгробия. Ущелье, которым взбираешься на вершину, приводит к горному ключу, бьющему с чрезвычайною силою из под огромных камней; яркая зелень прикрывает девственное его русло, до которого ещё ни касалась ни одна дерзкая человеческая стена.
С левой стороны ущелья, поднявшись несколько выше ручья и перелезши чрез два или три отвесные камня, чтобы сократить горный путь, находишь вход в пещеру; в начале пространный подземный коридор приводит в обширное пространство изрытое в горе; по правую сторону его пройдя узкий проход, открывается другое подземелье, среди которого в твердом известковом камне изсечен обширный бассейн для стока и хранения воды; некогда ручей этот и пещеры были защищены стеною и круглою башнею; башня и доныне уцелела.
По сторонам стены, в разных местах устроены оборонительные каменные углы."
А вот в Крымском сборнике Петра Кёппена на глазомерном плане Мангупа (стр.278) имеется загадка с истоком ручья Табана-дере. Он показан за второй оборонительной стеной. В изъяснении к плану автор указывает:
R. Ручеек, коего источник внутри крепости.  
На картах Военно-Топографического Депо Генерального штаба ручей в овраге Табана-дере впервые отражён на карте Генерал-майора Мухина 1817 г. Родник же появляется на картах Генштаба только на верстовке 1890-х годов.

Сейчас источник в Табана-дере широко известен под названием "Женский". Им пользовалась женская часть Мангупской Археологической Экспедиции в период летних раскопок 60-80-х годов ХХ в. По той же причине источник в Гамам-дере называется "Мужским".
Вполне возможно, что и в средние века в мирное время среди жителей могло существовать подобное деление. В.Х. Кондараки в предании "Исай, владетельный князь Мангупа" пишет про какой-то источник воды, которым пользуются жительницы:
"... Степан очутился у главного въезда, охраняемого высокою башнею, наполненною стражею, вооруженною луками и секирами. Место это называлось Тавани или потолок горы. Сюда все почти обитательницы Мангупа приходили за ключевою водою, вытекающею из одного из естественных гротов."
 
Другие источники воды поблизости:
1. Родник Кобадан-суучкан (№ 10) в овраге Табана-дере
2. Родник в овраге Гамам-дере (Мужской)
3. Родники № 4 в гроте МК-29 и № 7 в гроте МК-48 под Ю обрывами
4. Родник Тешик-коба и фонтан т/с Мангуп
5. Родники возвышенности Шулдан
___________________________________
© SL, 2020 февраль
© SL, Моя коллекция родников Крыма
железное корыто и старое каменное
овраг Табана-дере
отвод воды трубкой
чан для вымочки кож или купель?
схема Кёппена из Крымского сборника 1837 г.